Люди, покидающие Родину в поисках лучшей жизни, явление привычное.

Но бывает и наоборот.

Американские художники Русской эмиграции Марк Ротко, Джон Грэм, братья Сойер, Макс Вебер,- знамениты на весь мир. Их творчество оказало заметное влияние на формирование американского искусства ХХ столетия. Но….

Марк Ротко - великолепный американский сюрреалист, оказывается, в царские времена родился в Латвии и ранее был Маркусом Ротковичем. Джон Грэхем - ведущий теоретик и создатель абстрактного экспрессионизма, не кто иной, как украинец Иван Домбровский. В американском искусстве 1930–1950-х годов Джон Грэхем стал поистине легендарной фигурой. Это был мастер, поменявший стереотипы американского искусства, экспрессивный абстракционист, мифолог.

Лучшим другом и участником всех розыгрышей и мистификаций Грехэма был Арчил Горки – бежавший от турецкого геноцида армянский юноша Возданик-Анук Адоян. Его кумиром был Максим Горький, и он, приехав в США, выдал себя за племянника писателя.

В этом ряду стоит и имя Виктора Арнаутова, американского и советского(!) художника, судьба которого настолько удивительна, что трудно поверить в то, что все это могло произойти с одним человеком.

Виктор Арнаутов родился 11 ноября 1896 (с. Успеньевка, Токмакский район, ныне Запорожская обл.) в семье священника. Юность провел в Мариуполе, окончил гимназию, брал платные уроки рисования у художника В. П. Тарасова. Но тут начинается первая мировая война и молодой человек попадает в ту страшную мясорубку, которая перемолола не только отдельные судьбы, семьи, но и целые народы, империи.

Пройдя ускоренную учебу в Елисаветградском кавалерийском училище, Арнаутов отправляется на фронт в звании младшего офицера уланского полка. Видимо воевал хорошо, так как был награжден орденом Святого Георгия.

Затем, в начале 1918 демобилизовался и поселился в Симбирске, откуда вновь был мобилизован в армию Колчака и отступал с ней до Сибири и Дальнего Востока.

В 1920 эмигрировал в Харбин. И там, конечно же, молодому человеку пришлось испытать все тяготы нищей иммиграции. Он зарабатывал иконописью и росписью шкатулок, пригодилась и военная выучка - работал кавалерийским инструктором у маршала Чжан Дзо-лина в Мукдене.

При этом находил время и возможности для занятия живописью в художественной студии «Лотос». Женившись на дочери помощника военного атташе Л.В.Блонской и став отцом, В. число творческой интеллигенции. Большинство художников, бежавших из РоссиАрнаутов принимает решение о переезде в США.

В то время в Америке собралось огромное и в этот период, были уже известными мастерами с прекрасной рисовальной и живописной культурой, со своей темой и стилем. Русские изгнанники привезли с собой богатый опыт российской художественной жизни начала ХХ века, но у американцев особый интерес вызывал их статус. Поэтому выставки художников из Советской России в начале 20-х годов XX века следовали в США одна за другой.

Семья Арнаутовых поселяется в Сан-Франциско. Виктор поступает учиться в Калифорнийскую художественную школу к Г. Пьезони, Р. Стакпола и Л. Рандолфа. Увлекшись фреской он уезжает совершенствовать свое мастерство к Диего Ривере в Мексику.

В 1929–1931 под его руководством работает в Мехико над фресками для здания Министерства здравоохранения, Национального и Губернаторского дворцов. Арнаутов прошел рядом с Риверой путь от растиральщика красок и штукатура до живописца, и понял, что время ученичества закончилось.

Несколько лет общения с мастером, придерживавшимся, кстати, левых коммунистических взглядов, сказались на дальнейших его поступках: вернувшись из Мексики в Штаты, он со временем вступает в компартию США и, так же, как и его учитель, принимает активное участие в общественных мероприятиях для поддержки СССР.

Непосредственно же в США художник исполнил фрески для клиники в Пало Альто в 1932 г., Мемориальной башни в память пожарных — героев землетрясения 1906 года, и школы им. Дж. Вашингтона в Сан-Франциско. Это если не считать его многочисленные выставки – персональные (1933-1935 и 1938 в Сан-Франциско, Стоктоне и Трентоне в 1938, Стэнфорде в 1939), международных (Нью-Йорке в 1938 и Сан-Франциско в 1940), а также в выставках Художественной ассоциации Сан-Франциско в 1937, 1938 и 1946 годах.

Работал в Сан-Франциско, оформлял станции метро, дом Всемирной библиотеки, Коит Тауер (Coit Tower) — которая была временно закрыта из-за контроверсии вызванной его картиной.

В начале 1930-х преподавал в Калифорнийской художественной школе, с 1936 в течение 25 лет – на факультете искусства и архитектуры Стэнфордского университета.

С 1938 состоял членом Коммунистической партии США. Через неделю после нападения гитлеровцев на Советский Союз в Сан-Франциско, эмигранты — выходцы из России, собрались на митинг. Они решили создать Русско-американское общество по оказанию помощи Красной Армии, а его председателем избрали художника и педагога Виктора Арнаутова. Виктор Михайлович и его жена Лидия Васильевна с головой уходят в общественную работу, организовывают собрания, собирают средства на вооружение и продовольствие для истекающего кровью Отечества.

В 1941–1945 возглавлял Русско-американское общество по оказанию помощи Красной Армии. Старший сын Михаил сражался с фашистами во Франции.

В 1949 Арнаутов принимал участие в Конгрессе сторонников мира в Мехико. В 1950-е входил в группу Graphic Workshop в Сан-Франциско, объединявшую художников левых взглядов; в их числе участвовал в Выставке американских художников в Москве (1959).

Летом 1961 г. посетил СССР в группе эмигрантов, возглавляемой генералом В.А.Яхонтовым.

В 1963, после трагической гибели жены (1961) и выхода на пенсию, вернулся на родину, принял советское гражданство и поселился в Жданове (Мариуполе).

И, находясь в почтенном возрасте (67 лет), художник начинает новую жизнь, в новых, бытовых и идеологических, условиях. Можно только предположить, насколько он отличался от своих современников коллег-художников.

Автор большого количества работ, из которых наиболее известны мозаичное панно «Покорение космоса» (1964) на Доме связи (сейчас осыпается и может быть утрачено) и памятник жертвам фашизма (1967) в Мариуполе. Писал картины политического звучания: «Были ли вы когда-нибудь коммунистом», «Охотники за ведьмами», «Расстрел демонстрантов» , «Безработная мать» и др. Выполнил ксилографии к книгам «На барабане» Куинна и «Сто шагов» Кравченко, а также рисунки углём к «Братьям Карамазовым» Достоевского.

Провёл персональные выставки в Киеве (1964), Жданове, Горловке и Донецке (1965). Участвовал в украинских республиканских выставках в Киеве.

Прожив несколько лет в Мариуполе, художник переезжает в Ленинград, где, будучи членом Союза художников СССР, и работает до конца жизни.

Искусствоведам и историкам 20-го века ещё предстоит глубокое осмысление творческого наследия этого художника и удивительной личности. Человека, оказавшего серьёзное влияние на развитие современного искусства в США, воспитавшего там целую плеяду художников и архитекторов, и привнесшим в советское искусство 1960-70-х годов свежую струю, запретного в то время, «западного» направления.

Сергей Крылов

Этюд к работе "Расстрел демонстрантов" Арнаутова из нашей коллекции

Сергей Крылов