Илья Репин, Иван Похитонов, Василий Поленов, Владимир Маковский, Александр Беггров …. и Алексей Боглоюбов.
Что их объединяет, кроме того, что все они известнейшие русские художники?
Оказывается, есть ещё что-то, объединяющие эти имена.

В 1875 году, по инициативе А.П. Боголюбова, на одной из парижских улиц, в арендованном помещении в доме фабриканта, была организована «Парижская керамическая мастерская русских художников», работавшая до 1880-х годов.
В деятельности мастерской принимали участие многие русские художники, проживавшие в то время в Париже. Эта работа была одним из источников их заработка за границей, поскольку средств, отпускаемых академией художеств на содержание пенсионеров, как правило, не хватало. В один прием художники расписывали готовые блюда и тарелки, которые затем подвергались обжигу и поступали в продажу. Работа в мастерской захватила живописцев новыми творческими возможностями.
Художник И.Е. Репин писал критику В.В. Стасову о мастерской: «Мы теперь все керамикой занимаемся, пишем на лаве и на блюдах; занятно очень, красиво может выходить, а главное, ведь какая прочность после обжига в огне; вот чудесно применить бы к наружной живописи и к живописи в местах, где она скоро портится и где ее заменяют тяжеловесной, аляповатой мозаикой. А ведь на лаве может написать хороший художник, живо, легко и грациозно. Прелестнейший способ! Помните ли Вы тарелки, блюда в магазине Deck, против Grand Орега работы Анжело? Что это за прелесть! Вообразите себе целый фриз, расписанный подобным образом! Здесь два года уже работает один русский художник Егоров (сын знаменитого) и технику этого дела знает, жена его тоже работает. Боголюбов очень увлекся этим делом, написал уже много блюд, из которых несколько вещей чудесных вышло. Теперь он бьется изо всех сил и хочет добиться, чтобы керамикой вытеснить совсем мозаику. Керамический способ скор и легок как фреска, и потому он не будет так дорого стоить; да при том же это будут оригиналы, а не копии, как всегда в тяжёлой мозаике. Зацепил < ... > Полякова за бока, тот пожертвовал 1000 франков на первое обзаведение, наняли общую мастерскую и образовали общество пишущих на лаве (как водится, чтобы не остаться на бобах, навербовали почетных членов-жертвователей, чтобы обеспечить расходы по мастерской. Членам этим обещаны премии - работы). Егоров все хлопочет о том, чтобы добыть двух-трех мужичков и обучить их сему искусству здесь; тогда, приехав в свои деревни, где они занимаются подобным производством, они поучили бы своих собратий, да и привезли бы образцов хорошего вкуса».

Конференц-секретарю Академии художеств П.Ф. Исееву, которому пенсионеры обычно посылали свои отчёты, Репин писал о своей работе в керамической мастерской: «Я сделал несколько русских исторических типов (на блюдах) и народных, раскупаются нарасхват, недавно чуть не подрались из-за одного чухонца, которого я изобразил на тарелке (Маковский оття- гал). А теперь Егоров (хозяин мастерской) вот уже третий день ходит, как помешанный от одной тарелочки, на которой мне пришло в голову сделать дурачка Иванушку, какими изобилуют наши деревни и города. Количество и качество работ растет с неимоверной силою, от первого у нас ломятся полки; а последнему и французы начали отдавать уважение»

Особой тонкостью и тщательностью росписи отличались, по мнению Репина, тарелки и керамические пласты с пейзажами А.П. Боголюбова. «У Боголюбова вышло несколько вещей замечательной ценности. Надо отдать ему справедливость, что его вещи украшают мастерскую и поднимают высокую керамику».

На встрече нового, 1876 года, художники преподнесли Боголюбову большое блюдо, расписанное И.Е.Репиным, В.Д.Поленовым, И.П.Похитоновым, Н.Д.Дмитриевым-Оренбургским, А.К.Беггровым и В.Е. Маковским. По борту блюда была сделана надпись: «Нашему хорошему Алексею Петровичу Боголюбову от юных друзей его преподносится сей первый блин». По примеру Репина росписью по керамике увлекся и В.Д. Поленов.

Друг семьи Поленовых, Ф.В. Чижов, в своем дневнике сделал запись от 11 сентября 1876 года: «Какие хорошие вещи привез с собой Вася своей работы, - все больше этюды ... Очень хорошие, теперь входящие в моду, тарелки и блюда фаянсовые, на которых пишутся целые картинки каким-то новым способом и после обжигаются. У него таких несколько, и все очень хороши».

Впоследствии Боголюбов писал в своих воспоминаниях о деятельности мастерской: «Лучшими художниками оказались И.Е. Репин, В.Д. Поленов, а потом Виллие и Похитонов».

Мастерская пользовалась в Париже большой популярностью. Вещи раскупались нарасхват прямо из печи. Вероятно, из-за этой популярности в настоящее время в российских музеях и частных собраниях представлено всего лишь несколько таких изделий. Основным хранителем тарелок и керамических пластов с росписями А.П.Боголюбова является Саратовский художественный музей им. А.Н.Радищева. А на юбилейной выставке И.П.Похитонова в Третьяковской галерее в 2010 году впервые экспонировались шесть тарелок с рисунками и автографами художника (собрание О.Л. Маргания, Москва).
Работа "Парижской керамической мастерской русских художников"из нашей коллекции

Сергей Крылов